Поиск

Vatican News
-

Рождественские ясли – место встречи Бога с грешником

В ночь, когда родился Иисус, Мария «положила Его в ясли» (Лк 2,7). Ясли – это вовсе не деталь, которой можно пренебречь. Напротив, в них заключено глубокое значение, и оно помогает нам созерцать то событие, в котором – используя выражение святого Романа Сладкопевца – «Вифлеем вернул человеку Эдем» (Carme, 10, Proemio, 1,2).

В Эдеме, земном раю, человек решил отстранить Бога, чтобы жить своим разумом, и в результате уподобился смертным животным, питающимся дикими травами (см. Быт 3, 18). В вифлеемские ясли с небес сошёл Хлеб, и тот, кто им насыщается, не знает смерти. В Эдеме человек покрывал себя шкурами животных (см. Быт 3,21), а вифлеемский Младенец вернул нам одежду Сынов Божьих.

Вспомним слова пророка Исаии: «Вол знает владетеля своего, и осёл – ясли господина своего; а Израиль не знает (Меня), народ Мой не разумеет. Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! Оставили Господа, презрели Святаго Израилева, – повернулись назад!» (Ис, 1,3-4). Стыдно и грешно, что мы, в отличии от осла, не признаём «ясли господина своего». Возможно, это происходит потому, что мы видим в яслях всего лишь одну из второстепенных деталей рождественского вертепа, забывая об их прямом назначении: само слово præsepium  на латыни означает кормушку.

В первые века, когда Вифлеемское событие представлялось иконами, мозаикой и другими техниками, художники никогда не включали в число персонажей Марию и Иосифа, а только кормушку с быком и ослом. Это наводит на размышления. Мария и Иосиф отсутствовали на этих изображениях не из-за недостатка уважения, а по совершенно определённой богословской причине.

В Младенце, лежащем в яслях, Отцы Церкви видели красноречивый символ смысла рождественской ночи: Слово Божье стало плотью и обитало среди нас, чтобы искупить человека от всего, что уподобляет его животным.

Когда человек ведёт себя недостойно своей природы, мы осмеливаемся называть его животным. Есть много злодеяний, которые заставляют нас опускаться до уровня «животных», например, когда берёт верх наш эгоизм, когда мы становимся нечувствительными к страданиям других, когда мы сознательно совершаем несправедливость, когда лжём, когда позволяем себе руководствоваться страстями.

Святой Павел называет эти недостойные человека поступки делами плоти: «Они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны,) ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное» (Гал 5,19-21). Воистину, «помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога» (Рим 8,6-7).

Еврейская традиция представляет Адама, которому Бог велел есть траву (ср. Быт 3,19), умоляющего со слезами на глазах своего Создателя: «Я молю тебя о Милости, исходящей от Тебя, Господи, не считай нас скотом, жующим траву на поле». В мидраше говорится, что когда Адам после грехопадения услышал от Бога приказ есть траву, он ответил Богу: «Господи вселенной, мой скот и я будем есть из одной и той же кормушки, мы будем есть из одних и тех же яслей». Тогда Бог решает позволить человеку есть хлеб, добываемый им в поте лица его (см. Мидраш Авот де Рабби Натан).

Связь между яслями Адама и яслями Младенца Христа можно проследить и в византийской традиции: новый Адам спустился на землю, в нашу кормушку, дабы спасти ветхого Адама. Святой Ефрем Сирин пишет, что, когда царь Давид согрешил, он плакал, ибо понял: ему уготована та же участь, что и Адаму, который упал со своего трона в грязь (кормушку) животных. Адам позволил себя соблазнить змию, а затем сам уподобился этому животному.

С этой духовной точки зрения, в которой ясно видна связь яслей с грехом, Отцы Церкви учат, что точно так же, как животное всегда возвращается к пище в кормушке, так и человек всегда возвращается к своему греху. Грешник отождествляет себя с кормушкой. Святой Иероним говорит, что кормушка грязная – в том смысле, что она загрязнена грехом (см. Проповедь на Рождество Господне, CCL 78). Поэтому, когда Бог захотел встретиться с человеком, Он пошел искать его прямо в ясли. Другими словами, именно ясли становятся местом встречи между Богом и грешником. Если убрать ясли из пещеры Вифлеема, то мы бы лишились очень важного элемента. Ясли представляют каждого из нас – нас, грешников.

Пребывание Иисуса в яслях означает, что Он пришел, чтобы встретиться с животными. Те, кого мир отторгает и клеймит как «животных», призваны собираться вокруг яслей, на этот раз для того, чтобы есть не дикую траву, а Хлеб, дающий жизнь. Именно поэтому святой Августин помещает вифлеемские ясли у алтаря жертвоприношения, ибо Хлеб в яслях – это тот самый евхаристический Хлеб (ср. Проповедь 190. Рождество Господне, 3).

Рождество без яслей – не Рождество, вертеп без яслей – не вертеп. В эту святую ночь именно в яслях раскрывается величие любви всемогущего Бога, пославшего Своего Сына к человечеству, дабы верующие в Него обрели жизнь.

Если бы не грех человека, Бог не послал бы Своего Сына в мир, а Дева Мария не «положила бы Его в яслях». Иисус – это дар Бога Отца, но Он был дарован нам через Пресвятую Богородицу. «Мария умеет преобразить пещеру для скота в дом для Иисуса: потребуется немного скромных пелёнок и целое море нежности», – пишет Папа Франциск (Evangelii gaudium, 286). Мария, воодушевленная материнской нежностью, и сегодня кладет Младенца Иисуса в наши ясли, чтобы они превратились из грязной кормушки в престол Его славы, явившейся среди нас.

Монс. Марио Грек

25 декабря 2019, 09:23