Бета версия

Cerca

VaticanNews
Святой апостол Павел Святой апостол Павел  (© Musei Vaticani)

Иконография апостола Павла в Ватикане

Как выглядел святой апостол Павел, каким было его лицо? Мы этого не знаем и не можем знать, хотя в первом столетии (по крайней мере в той части мира, в которой проповедовал апостол) было очень много скульптурных портретов.

Антонио Паолуччи

Греко-римское искусство славилось реализмом, художники с увлечением представляли характеры  своих персонажей с точки зрения физиогномики и психологии. И на самом деле сотни, тысячи портретов предстают перед нашими глазами, когда мы посещаем великие собрания древней скульптуры. Это мужчины и женщины, императоры и генералы, торговцы и вольноотпущенники, солдаты, спортсмены и гладиаторы, супружеские пары, которые держатся за руки на крышках саркофагов, это изображения детей, преждевременно покинувших этот мир, - художники старались передать в них любимые черты, максимально передавая сходство.

Но портрета одного еврея вы никогда не увидите, потому что его не может быть по определению. Еврейская культура была и остаётся строго аниконной, то есть она не содержит антропоморфных изображений, поскольку представление человеческого образа было запрещено. Поэтому еврей святой Павел, которому должно быть нелегко было написать (в первом Послании к Колоссянам), что Христос - это икона (образ) живого Бога, наверняка с негодованием отверг бы попытки изобразить его лицо.

Христианство поначалу тоже было аниконным, но между третьим и четвёртым веками положение стало меняться, когда сформировавшаяся и широко распространившаяся к этому времени Церковь сделала великий и гениальный шаг, который заложил основу всей нашей художественной истории. Она признала и овладела миром образов и приняла его в тех формах, в которых его развивала греко-римская стилистическая и иконографическая традиция. Так случилось, что Христос Добрый Пастырь получил лицо Феба Аполлона или Орфея, а Даниил во рве со львами обрёл вид победоносного атлета Геракла.

Но как изобразить Петра и Павла, князей апостолов, столпов Церкви? У кого-то появилась счастливая идея. Было решено изображать первоапостолов похожими на протофилософов. Так, Павел, безволосый, с бородой, с серьёзным и сосредоточенным видом интеллектуала, имел лицо Платона (или, возможно, Плотина), а прагматичный и земной Пётр, которому было поручено направлять  посреди козней мира сражающуюся Церковь-исповедницу, был похож на Аристотеля.

В старейшем известном изображении мученичества св. Павла, высеченном на саркофаге середины XIV века, хранящемся в Музеях Ватикана, апостол язычников соответствует описанной иконографии. Безволосый, с тёмной бородой, одетый в благородную одежду, как и подобает наставнику, он с невозмутимым видом ждёт удара воина, который вынимает меч из ножен. Будучи римским гражданином, Павел не мог быть приговорен к позорной казни на кресте, предназначавшейся для рабов или для тех, кто не имел гражданства Римской империи.

В 2009 году, который был объявлен годом святого Апостола язычников, вышеупомянутое Мученичество Св. Павла стало основой выставки, которую организовали Музеи Ватикана. Среди сокровищ, по большей части ранее не публиковавшихся или малоизвестных, хранящихся в Музеях Ватикана, в Апостольской библиотеке и в базилике Святого Петра было отобрано более ста тридцати произведений. Это саркофаги и скульптуры, изделия из бронзы, золота, серебра и стекла (например, ампула четвёртого века в Христианском музее Папы Бенедикта XIV), миниатюрные кодексы, эмали и гравюры.

Все эти работы дают представление о лице апостола, о распространении его послания, об отношениях, которые связывают его с Петром, об археологических открытиях, появившихся в результате недавних раскопок в районе римской базилики Святого Павла.

Каталог, подготовленный к этой выставке, по сей день остается самой обновлённой антологией исследований о святом Павле, в которой целый ряд ученых-специалистов, начиная с тогдашнего президента Папского совета по культуре архиепископа Джанфранко Равази, автора очерка Павел, слуга Иисуса Христа, апостол по призванию, рассмотрели множество аспектов, связанных с этой темой.

Так, Фабрицио Бисконти проанализировал фигуру Павла в иконографии поздней античности. Коллеги из Музеев Ватикана и Папского института христианской археологии (Джорджио Филиппи, Лукреция Спера) с помощью важных дополнений и исправлений воспроизвели историю базилики Святого Павла между эпохой императора Феодосия и ранним Средневековьем, с учётом результатов последних раскопок. Розанна Барбера рассказала об эпиграфической коллекции; Паоло Ливерани повествует о визитах христианских императоров к гробнице апостола Павла и о форме первоначальной базилики; Пьетро Зандер сделал попытку восстановить утраченный «маршрут Павла» в древней базилике Святого Петра эпохи императора Константина.

К очеркам по археологии, филологии, изучению художественного и документального наследия - ранних христианских саркофагов, рукописей и печатных материалов, обзор которых представил префект Ватиканской Апостольской библиотеки монс. Чезаре Пазини, добавлены материалы исторического, литературного и богословского характера, диапазон которых простирается от эссе Проспера Греча «Апостол Павел в размышлении древней Церкви» до статьи православного епископа Геннадия Зервоса (управляющего Италийской митрополии) «По следам святого Павла». Особого внимания заслуживает труд отца-иезуита Фердинандо Кастелли о литературной судьбе святого Павла в XX веке.

В эпоху всех революций апостол был объектом то прославления, то ненависти. Фридрих Ницше характеризует Павла как человека,  «противоположного ‘благовестнику’», как «dysangelist» («дизангелиста»), как «гения ненависти», как «величайшего из всех апостолов мести» и даже как «антихристианина». А для Андре Жида святой Павел является тем, кто омрачил радость Евангелий. И напротив, для других (Халил Джебран, Дмитрий Мережковский, Тейлор Колдвелл, Пьетро Читати) знакомство с Савлом из Тарса, с этим  «Львом Бога», выражается в изумлении перед лицом святости, в восхищении тем, кто «был первым после Единственного».

На самом деле, как пишет во введении к каталогу кардинал Джованни Лайоло, «встреча с Павлом не может быть легкой», но после неё уже никогда не будешь прежним.

Выставка, которую Музеи Ватикана организовали в конце празднования двухтысячелетия Павла, была открыта одновременно с завершением реставрации в Малой часовне Апостольских дворцов, которая носит имя этого апостола. Взору посетителей вновь открылась фреска Микеланджело «Обращение святого Павла». В ней Христос нисходит на упавшего Савла с фатальной неотвратимостью молнии, протягивая к нему руку, чтобы схватить его, «подтянуть вверх», в то время как лазурные небеса, виднеющиеся на фоне фигур небожителей, разрываются пополам как страшный катаклизм.

Тайна спасения, которая была засвидетельствована и проповедована Апостолом язычников, которая упоминалась, обозначалась и исповедовалась в произведениях искусства и в представленных документах, никогда не имела более явного представления, чем то, которое Микеланджело Буонарроти в сороковые годы XVI века изобразил в часовне Папы Римского.

13 июня 2018, 09:54