Поиск

Vatican News
Мусульманская женщина на кладбище, посвященном 8 тысячам жертв резни в Сребренице Мусульманская женщина на кладбище, посвященном 8 тысячам жертв резни в Сребренице  (ANSA)

Сребреница: агрессор не разоружён

Резня в Сребренице, произошедшая 25 лет назад, была одним из жесточайших зверств с момента окончания Второй мировой войны и преступлением против человечества. По словам Папы Иоанна Павла II, убийство 8 тысяч человек стало «поражением для цивилизации».

Жан-Шарль Путцолу – Град Ватикан

11 июля 1995 года, во имя «этнической чистки», более 8 тысяч боснийских мужчин (некоторые из них были только подростками) были убиты сербско-боснийской армией под командованием Ратко Младича. Он был арестован 15 лет спустя после побега, и в конце 2017 года Международный уголовный суд по бывшей Югославии приговорил его к пожизненному заключению за геноцид и преступления против человечества.

В воскресенье 16 июля, через пять дней после массового убийства, Иоанн Павел II говорил об этом во время «Ангелуса»: «Новости и кадры из Боснии, в особенности из Сребреницы и Зепы, свидетельствуют о глубочайшем позоре для Европы и всего человечества. Никакая причина, никакие планы не могут оправдать столь варварских поступков и методов: это преступления против человечества! Как бы я хотел, чтобы мои слова, чтобы мои дружеские чувства и моя молитва достигли тех братьев и сестер, которые были отброшены на дороги исхода в самой крайней нищете! Умоляю всех людей доброй воли и далее неустанно помогать этим многострадальным народам. Трагедия, которая происходит на глазах у всего мира, представляет собой поражение для цивилизации. Эти преступления останутся одной из самых печальных страниц европейской истории».

За три года войны, последовавшей за провозглашением независимости Боснии и Герцеговины 6 апреля 1992 года и завершившейся Дейтонскими соглашениями 14 декабря 1995 года, Кароль Войтыла не жалел сил, обличая бесчисленные акты насилия, пытки и злоупотребления по отношению к гражданскому населению. В этот мрачный период он умножил свои призывы «разоружить агрессора» и призывы к праву и обязанности «гуманитарного вмешательства» в то время, как мир смотрел на эту трагедию практически безучастно. Папа констатировал неэффективность операций, развернутых подразделениями ООН. В мусульманском анклаве Сребреницы еще долго обсуждали степень участия голландских «голубых касок» в операциях по разлучению выдворенных генералом Младичем женщин с детьми, в то время как более 8 тысяч мужчин, в том числе подросткового возраста, были хладнокровно и малодушно уничтожены.

С самых первых месяцев войны Иоанн Павел II отказывался молчать: «Моя совесть не позволяет хранить молчание». Он просит ООН и Европу иметь мужество и осуществить «гуманитарное вмешательство», чтобы «разоружить агрессора» в бывшей Югославии. 5 декабря 1992 года он выступает в Риме на международной конференции о питании, организованной ВОЗ и ФАО: «Совесть человечества, теперь укрепленная предписаниями международного гуманитарного законодательства, взывает к необходимости гуманитарного вмешательства в ситуациях, серьезно угрожающих выживанию народов и целых этнических групп: это долг наций и международного сообщества».

23 января 1994 года, в день молитвы о мире на Балканах, во время «Ангелуса» Папа выразил свою горечь по поводу этого конфликта, который, похоже, ничто было не в силах остановить: «Война в регионах бывшей Югославии продолжается, сопротивляясь всякой попытке восстановления мира, и поражает всех нас своей жестокостью и многочисленными нарушениями прав человека. Нет, мы не можем с этим смириться! Мы не вправе смиряться! Компетентные органы по-прежнему несут ответственность за то, чтобы не пренебрегать ничем по-человечески возможным для разоружения агрессора и и создания условий для справедливого и продолжительного мира».

Во время Недели молитвы о единстве христиан Папа с сожалением подчеркнул: «Еще несколько лет назад мы ликовали из-за падения стены, десятилетиями символизировавшей разделение мира на два противостоящих блока. Казалось, наступает рассвет нового мира. Кто мог тогда подумать, что в сердце Европы столь внезапно вырастут другие стены, которые создадут между братьями барьеры ненависти и крови!».

В сентябре 1994 года, в самый разгар конфликта, Иоанн Павел II отправляется в Загреб, в Хорватию. Он не может поехать в Сараево, как хотел бы, но говорит народу: «Вы не одни. Мы с вами и все больше будем с вами!». В том же году Папа ставит Европу перед её ответственностью в апостольском послании Tertio millennio adveniente: «После 1989 г. появились новые опасности и новые угрозы. В странах бывшего восточного блока после падения коммунизма возникла значительная угроза национализма, как об этом, к несчастью, свидетельствуют события на Балканах и в соседних землях. Это обязывает европейские нации сделать серьезное испытание совести, признав, что были исторические ошибки и заблуждения в экономической и политической сферах по отношению к нациям, права которых систематически попирались».

Через два года после окончания войны в Боснии Иоанн Павел II ступает на землю израненного Сараево, где кроваво-красный цемент покрывал оставленные ракетами воронки. Едва приземлившись, 12 апреля 1997 года, он произнёс следующие слова: «Нет войне, нет ненависти и нетерпимости!». И хотя раны еще открыты, а здания распотрошены вдоль «Аллеи снайперов», где была пролита кровь многочисленных невинных граждан, - нередко они были погребены там же, под крестами, виднеющимися в траве, - Папа призывает к прощению: «Инстинкт мести должен уступить освобождающей силе прощения, положив конец ожесточенному национализму и последовавшим этническим распрям. Подобно тому, как это бывает в мозаике, каждому компоненту этого региона следует гарантировать защиту собственной политической, национальной, культурной и религиозной принадлежности».

Осознавая, что раны затягиваются долго, Иоанн Павел II указал на четыре символических здания в Сараево: католический кафедральный собор, православный кафедральный собор, мечеть и синагогу. Это не только места для молитвы, пояснил Папа: «Они являются также видимым напоминанием о том типе гражданского общества, который люди в этом регионе хотят построить: мирного общества». Папа утверждает, что для стабильного мира «на фоне такого количества крови и ненависти» необходимо «строить на мужественном фундаменте прощения»: «Нужно уметь просить прощения и прощать».

Восемнадцать лет спустя после визита Иоанна Павла II еще один паломник мира ступил на землю Сараево: это произошло 6 июня 2015 года. Почти 20 лет спустя после резни в Сребренице, находясь в стране, еще не преодолевшей всех свохи проблем, где война оставила глубокие следы, Франциск заявил: сердечные и братские отношения между мусульманами, евреями, христианами и другими религиозными меньшинствами приобретают важность, выходящую далеко за пределы Боснии и Герцеговины. «Они свидетельствуют всему миру, что возможно сотрудничество между различными национальностями и религиями в виду общего блага». Обращаясь к членам коллегиального президентства, состоящего из трех представителей – от сербской, хорватской и боснийской общин, согласно соглашению 1995 года, - Франциск просит признать «основные ценности общей человечности», чтобы сотрудничать, созидать, вести диалог, прощать и возрастать, и эти ценности следует противопоставить «варварству» и «фанатичным крикам ненависти».

10 июля 2020, 13:47