Поиск

Vatican News
-

Папские лейб-медики. XVI-XVII вв.

Понтификат Климента VIII (1592-1605) проходил на переломе XVI-XVII веков. Среди многочисленных архиатров, которые были в его распоряжении, - целых одиннадцати согласно Мандозио, - наиболее известным был Андреа Чезальпино из Ареццо, который также занимал кафедру медицины в университете Sapienza в Риме.

Как врач, он внес важный вклад в понимание процесса кровообращения, отрицая тезис Галена о том, что печень является источником кровотока. Кроме того, рассказывают, что в 1595 году, врача пригласили в монастырь Сант’Онофрио-суль-Джаниколо к умирающему Торквато Тассо, хотя в этом факте, похоже, «больше выдумки, чем подлинной истории». За коротким понтификатом Льва XI, длившимся 18 дней - с 1 апреля 1605 года по 27 апреля 1605 года, последовал более длительный понтификат Павла V (1605-1621), в котором с исторической точки зрения запечатлено начало Тридцатилетней войны в Европе. Тайными врачами этого Папы  были назначены Витторио Меролли и Чинцио Клементи. Первый из них завоевал доверие будущего Папы задолго до его избрания на престол святого Петра: Камилло Боргезе привез его прямо из Йези: когда он был губернатором города, Меролли исцелил его от тяжелой болезни.
 

Среди тайных врачей Григория XV (1621-1623) Мандозио называет Бернардино Кастеллани, «весьма сведущего в медицине и философии», Винченцо Альфарио Крочи и Помпео Каими из Удине. Этот последний, прославленный врач и автор более двадцати медицинских трактатов, включая De melancholiae cognitione et curatione, De pain disputatio и De humana longevitate, по мнению современников, имел единственный недостаток, который заключался в том, что он верил в астрологию. О нем рассказывали, что он отказался от кафедры философии в Римской архигимназии (La Sapienza), предложенной ему Павлом V, потому что он видел «небо слишком зловещим и неблагоприятным», если бы он принял это назначение. По той же причине он отказался от щедрой зарплаты в тысячу двести золотых эскудо в Пизанской академии; несмотря на это, выбор Папы пал на него «не случайно, а взвешенно», заключает Мандозио не без некоторой иронии.

Личными врачами Урбана VIII (1623-1644) были Джованни Джакомо Бальдини, который также лечил Иннокентия Х, Таддео Колликола и его племянник Сильвестро Колликола. Случай жителя Сиены Джулио Манчини, другого архиатра Папы Барберини, представляет собой классический вариант invidia medicorum. Он выиграл по конкурсу место в римской больнице Санто-Спирито-ин-Сассия, и коллеги начали обвинять его в халатности в уходе за больными и в том, что он больше занимается своими делами. Призванный снять с себя это обвинение, доктор Манчини смог сказать о каждом из своих пациентов, «откуда он пришел, сколько ему было лет, каков был его образ жизни, какой болезнью он страдает и как долго, какое лечение было ему назначено». Столкнувшись с таким обилием деталей и проявлением такого внимания к больным, «зависть злоумышленников была уничтожена». Урбан VIII, ценивший дарования Манчини, хотел, чтобы тот был с ним с самого начала понтификата. Образ жизни этого лейб-медика был скромным и размеренным, хотя он был богат и после своей смерти он оставил шестьдесят тысяч золотых эскудо в своем завещании, чтобы позволить молодым сиенцам изучать право, медицину и философию.

У Папы Иннокентия Х (1644-1655), согласно Мандозио, было пять тайных врачей (Марини утверждает, что их было десять). Судьба одного из них, флорентийца Бальдо Бальди вскоре была решена. Он умер через несколько месяцев после того, как был назначен врачом Папы: несмотря на все свои знания, заболев, он не сумел вылечить себя.  Причину смерти следовало искать в том, что «ему не пошел на пользу новый образ жизни, в то время как он был вынужден оставить старый». Если до этого момента врач следовал определенному режиму жизни, то теперь ему приходилось бодрствовать до полуночи, а затем ужинать; он мог обедать только вечерами, и ему приходилось  приспосабливаться к другим неудобствам, которые он должен был терпеть во дворце. История другого тайного Папского врача, Габриэле Фонсеки (лузитанского происхождения и профессора в Пизе, Падуе, а затем в Риме) кажется, повторяет историю Джулио Манчини во времена Урбана VIII. Его уравновешенность, компетентность и верность вызывали зависть коллег, но «Папа, - пишет Мандозио, - был благосклонен к нему, тем более, что злоба и зависть тех, кто очернял его, стали очевидными». Из четырех других архивариусов папы Памфили, наиболее известным, безусловно, был римлянин Паоло Цахия, который углубил свои исследования в области судебной медицины до такой степени, что его труд Quaestiones medico-legales считался классикой в Европе. Помимо того, что он был тайным врачом Иннокентия Х, он также был протомедиком, должность, которая сделала его ответственным за управление здравоохранением всего Папского государства.

Одним из тайных врачей Александра VII (1655-1667) был Джованни Джакомо Бальдини из Марке, который ранее был тайным врачом его предшественников Урбана VIII и Иннокентия X. Однако с Папой Киджи этот архиатр был вынужден «отказаться от заслуженной должности, став неспособным из-за плохого состояния здоровья и преклонного возраста». Его место занял Маттиа Нальди: он  был земляком Папы и пользовался определенной известностью и славой также за рубежом благодаря успешному лечению принца Дамаска, страдавшего серьезной болезнью.

Во время недолгого правления Папы Клемента IX (1667-1669) его тайным врачом был Бенедикт Рита из Леонессы. Профессор медицины в Сапьенце с 1638 года, он в течение нескольких лет был генеральным протомедиком, прежде чем «Папа назначил его секретным архиатром».

В последующем понтификате Климента X (1670–1676) врачом Папы был Флоридо Сальватори, также профессор медицины в Сапиенце с богатой зарплатой в 700 эскудо. Однако во времена Иннокентия XI (1676–1689) «пострадав от множества притеснений и неприятностей, ему пришлось пережить немало серьезных ситуаций, причинивших ему большой ущерб», - так Мандосио довольно загадочно обобщает его жизненный опыт. Историк Ренацци выражается яснее, хотя столь же сдержан, и объясняет факты таким образом: «Он перенес серьезные превратности из-за любовных женских интриг; посему, при Иннокентии XI он был отстранен от чтения [от преподавания] и оштрафован с удержанием жалованья», и причиной тому была «ошибка, которую с легкостью могут допустить врачи, лечащие красивых и милых дам».

Тайным врачом Папы Иннокентия XI (1676-1689) был Франческо Сантуччи, лечивший его еще с тех пор, как он был кардиналом. В то же время именно в годы Папы Одескальки началась карьера римского врача Джованни Мария Ланчизи (1654-1720), служившего четырем Папам: Иннокентию XI (1676-1689), Александру VIII (1689- 1691), Иннокентию XII (1691-1700) и Клименту XI (1700-1721). Сначала он был ассистентом врача в больнице Святого Духа, затем лектором «Хирургии и анатомии» в университете La Sapienza, а в 1689 году занял пост врача Иннокентия XI. Будучи архиатром, он лечил Папу от болезни, поразившей его в июне того же года и приведшей к смерти несколько позже, 12 августа. В истории медицины остался известным конфликт, противопоставивший его другому Папскому врачу Марчелло Мальпиги, который поднял вопрос о том, что Папе Одескальки можно было предложить более действенное лечение. В любом случае смерть Папы стоила Ланчизи повторного назначения. Новый Папа Александр VIII предпочел Ромоло Специоли да Фермо в качестве своего личного врача, «весьма ученого и уважаемого человека в своей профессии». Однако он не смог оправиться от болезни, поразившей его в начале 1691 г. и вскоре убившей его (1 февраля 1691 г.). Он правил один год, 3 месяца и 26 дней (после него только понтификат Иоанна Павла I был короче).

На роль архиатра Иннокентия XII, взошедшего на престол святого Петра после Александра VIII, был призван прославленный доктор Болонского университета Марчелло Мальпиги, который оставался при Папском дворе до своей смерти в 1694 году. Его место затем занял Лука Тоцци, профессор медицины в Неаполе, а затем в университете La Sapienza. После смерти Папы Пиньятелли в Юбилейный 1700 год Лука Тоцци стал врачом Карла II Испанского, который, однако, умер, когда доктор уже был на  пути в Мадрид. Поэтому Тоцци сначала вернулся в Рим, где Климент XI подтвердил, что сохранит его на посту Папского врача, но вице-король Неаполя герцог Мединачели надолго задержал этого медика в Неаполе, чтобы обеспечить собственное лечение.

Лучо Коко

09 сентября 2020, 11:42