Поиск

Vatican News
Кардинал Йозеф Ратцингер Кардинал Йозеф Ратцингер 

Послание Папы на покое Бенедикта XVI по случаю 50-летия МБК

Бенедикт XVI делится своими воспоминаниями, рассказывает о дискуссиях и противостояниях внутри Комиссии.

Ольга Сакун - Град Ватикан

Обнародовано послание Папы на покое Бенедикта XVI по случаю 50-летия основания Международной богословской комиссии. Послание датировано 22 октября.

Обращаясь к членам Комиссии с приветствием и благословением, Папа Бенедикт пишет: «Как Синод епископов, постоянный институт в церковной жизни, так и Международная богословская комиссия были дарованы Церкви Папой Павлом VI для того, чтобы зафиксировать и продолжить опыт Второго Ватиканского собора. Ставшее очевидным во время Собора отдаление распространяющегося в мире богословия от учительства Папы, должно было быть преодолено. С начала ХХ века существовала Папская библейская комиссия, которая, среди прочего, в своей изначальной форме сама являлась частью Папского учительства, а после Второго Ватиканского собора была преобразована в орган богословских консультаций на служении Учительству, чтобы излагать компетентное мнение по библейским вопросам. Согласно порядку, установленному Павлом VI, префект Конгрегации вероучения в то же время является президентом Папской библейской комиссии и Международной богословской комиссии, которые избирают также секретаря из своего состава». «Тем самым, - поясняет Бенедикт XVI, - подчеркивалось, что обе комиссии не являются органом Конгрегации вероучения, что могло бы разубедить некоторых богословов стать их участниками». По сути, соотношение между Конгрегацией и двумя комиссиями можно сравнить с австро-венгерской монархией: императором Австрии и королем Венгрии было одно и то же лицо, но эти земли обладали автономией.

Несомненно, отмечает Папа на покое, ожидания, связанные с новообразованной Международной богословской комиссией, были слишком высокими, чтобы оправдаться. В первый период ее работы был обнародован богословский труд «Священническое служение», который использовался на Синоде епископов и благодаря которому стала возможной публикация документа Синода о священстве. Однако это был почти единичный случай: постепенно «сформировалась типология постсинодального увещания, которое, конечно, является не документом Синода, а документом Папского учительства, и оно вбирает в себя как можно больше утверждений Синода, - таким образом, в нем вместе с Папой высказываются и епископы всего мира». Исключением является документ о диаконате, опубликованный Богословской комиссией в 2003 году по поручению Конгрегации вероучения. Этот документ должен был изложить основные положения по вопросу диаконата и, в частности, ответить на вопрос, можно ли этот священный сан преподавать женщинам. Документ не привел к единодушному результату по вопросу гипотетического женского диаконата, в частности, потому, что его формулировки были трудны для восприятия Восточными Церквами и они не проявили активного участия в обсуждениях.

Папа Бенедикт XVI вспоминает богословов, которые внесли существенный вклад в работу Международной богословской комиссии. Помимо Отцов Второго Ватиканского собора – таких как Анри де Любак, Ив Конгар, Карл Ранер, Хорхе Медина Эстевес, Филипп Делей, Жерар Филипс, Карло Коломбо, - в нее входили и богословы, «для которых не нашлось место на Соборе», отмечает Бенедикт XVI. Среди них – Ханс Урс фон Бальтазар и Луи Буйе, который «не нравился многим епископам из-за своей откровенности», вспоминает Папа Бенедикт; он называет затем Мари-Жозефа Ле Гийу, который, к сожалению, преждевременно оставил работу из-за болезни Паркинсона; Рудольфа Шнакенбурга, воплощавшего немецкую экзегетику «со всеми ее притязаниями», отмечает Папа на покое. В качестве представителей «противоположного полюса» Бенедикт XVI называет Андре Фейе и Хайнца  Шюрманна, представителей «духовной экзегетики», и особенно упоминает о Йоханнесе Файнере ди Коире, представителе Папского совета по содействию хриcтианскому единству. В лоне Комиссии он занимал особое место. Папа на покое вспоминает бурные дискуссии по поводу вхождения Католической Церкви во Всемирный совет Церквей, после которых – когда было принято отрицательное решение – Файнер и Ранер покинули Комиссию.

Затем Папа на покое называет молодых теологов, вошедших в состав Комиссии – Карло Кафарру, Раньеро Канталамессу и Карла Леманна. Именно Леманн разрабатывал вопрос человеческого прогресса и христианского спасения, и в этом контексте неизбежно возникла тема «теологии освобождения», которая на тот момент не только представляла собой теоретическую проблему, но и угрожала жизни Церкви в Южной Америке, подчеркивает Папа Бенедикт и продолжает перечислять дискуссии, которые в лоне Комиссии приводили к противостоянию: это и вопросы нравственного богословия, касающиеся брака (Папа Ратцингер вспоминает слезы многодетного отца семейства профессора Уильяма Мэя, отстаивавшего самые строгие позиции), и вопрос, который он формулирует следующим образом: «До какой степени молодые Церкви связаны западной традицией и до какой степени другие культуры могут определять новую богословскую культуру?». Еще одна «горячая» тема, которая, по мнению Папы на покое, до сих пор не проработана, - это взаимоотношения Церкви с мировыми религиями.

Папа обращается к Международной богословской комиссии со словами благодарности, несмотря на то, что она «не смогла достичь нравственного единства в сфере теологии». Тем не менее голос Комиссии «является глубинным ориентиром для серьезного богословского труда в данный исторический момент».

«Что касается меня лично, - пишет в конце своего послания Папа на покое, - то работа в Международной богословской комиссии приносила мне радость от встречи с другими языками и с иным мышлением. Но прежде всего она стала для меня постоянной возможностью для смирения, осознающего пределы того, что нам не принадлежит, и открывающего тем самым путь Истине, которая все превосходит. Только смирение может обрести Истину, а Истина в свою очередь – это основание Любви, от которой в конечном счете зависит всё».  

29 ноября 2019, 12:37