Cerca

Vatican News
Мемориальная доска с именами католических священников, ставших жертвами гонений во время советской власти Мемориальная доска с именами католических священников, ставших жертвами гонений во время советской власти (Санкт-Петербург) 

Новый документ Международной богословской комиссии

Документ приводит в пример два типа нарушений религиозной свободы: первый - это отсутствие или значительное ограничение юридической свободы религии, второй – характерный для «стран с диктатурой, где преобладает атеизм», а также для некоторых стран, называющих себя демократическими.

Ольга Сакун - Град Ватикан

Опубликован документ Международной богословской комиссии «Религиозная свобода на благо всех. Богословский подход к современным вызовам». Поводом к его созданию, поясняют авторы, послужило возобновление «главенствующей роли религиозных и национальных традиций в ближневосточном и азиатском регионе», которая заметным образом изменила восприятие религиозно-общественных отношений по сравнению с тем периодом, в который была одобрена соборная декларация Dignitatis Humanae.

Одним из главных вызовов современности является религиозный радикализм, определяемый сегодня как фундаментализм, говорится во вступительной части документа. Фундаментализм - это не просто возвращение к «соблюдению» обрядов, но, скорее, «специфическая реакция на либеральную концепцию современного государства».

В данном контексте документ напоминает о развитии учения декларации Dignitatis Humanae и ее восприятия в богословии, а затем подчеркивает, что христианское понимание религиозной свободы прежде всего подразумевает свободу личности в ее индивидуальном измерении, а затем и свободу в ее общинном измерении. Эти два аспекта неотделимы друг от друга, однако следует все же начинать именно с индивидуального измерения, потому что свобода индивида является основанием его неотчуждаемого достоинства.

 Далее в документе рассматривается религиозная свобода в контексте государства и отмечается противоречивость идеологии, провозгласившей религиозную, этическую и ценностную нейтральность государства. Абсолютное этико-религиозное безразличие государства «ослабляет гражданское общество в отношении распознавания, необходимого для осуществления подлинно либерального и демократического права, способного эффективно учитывать общинные формы, выражающие социальные связи в виду общего блага, - говорится в документе Международной богословской комиссии. – Реакция на травмирующий опыт тоталитаризмов, которые в ХХ веке уничтожали индивидов во имя силы государства, рассматриваемого как абсолют, вобравший в себя людей в качестве функций и инструментов для своей реализации, занимает центральное место в современном развитии и защите неприкосновенных прав отдельного индивида. В этом контексте право на религиозную свободу представляется одним из основоположных прав каждого человека. Почти все согласны в том, что основные права человека основаны на достоинстве человеческой личности. Однако природа этого достоинства – предмет дискуссий и тема противостояний».

Как «теократия», так и «атеизм» на уровне государства навязывают идеологию «замены Божественной власти властью государства, производя соответственно искажение религии или извращение политики», отмечается в документе. Вместе с тем не все возможные формы религиозного опыта равноценны: «На политическую власть, хранительницу общественного порядка, возложен долг защищать граждан, особенно наиболее уязвимых, от сектантских течений с некоторыми религиозными притязаниями (психологическая и аффективная манипуляция, использование в экономических и политических целях, изоляционизм и т.д.)».

Документ приводит в пример два типа нарушений религиозной свободы: первый - это отсутствие или значительное ограничение юридической свободы религии, второй – характерный для «стран с диктатурой, где преобладает атеизм», а также для некоторых стран, называющих себя демократическими, религиозные общины преследуются или же верующие подвергаются дискриминации, например, на рабочих местах, либо им закрыт доступ к определенным административным функциям и некоторым видам социальной помощи. В этих странах - поясняется в тексте – некоторые религиозные группы подвергаются ограничениям, затрудняющим их социальную деятельность в области здравоохранения, образования и т.д.. «Подлинная свобода религии, - утверждается в документе, - возможна только при условии, что она может выражать себя деятельно».

26 апреля 2019, 10:20