Cerca

Vatican News
Вилла Папы Пия IV Вилла Папы Пия IV 

Вилла Пия IV в Ватикане: последний цветок Возрождения

Итальянский историк и искусствовед, бывший директор Ватиканских музеев рассказывает о знаменитом здании в Садах Ватикана, построенном зодчим Пирро Лигорио в середине XVI века.

Антонио Паолуччи

«Сон в летнюю ночь» и сонеты Шекспира, песни Ариосто, любовь Анжелики и Медоро и зачарованный дворец Армиды – всё это всплывает в памяти при виде домика Пия IV Медичи в Ватикане. Он напоминает нам о Парнасе Феба-Аполлона, написанном Рафаэлем в Станца делла Сегнатура. Он заставляет вспомнить о знаменитых садах Боболи во Флоренции и о Палаццо Те в Мантуе. Вся эта волна воспоминаний возникает при виде здания, которое в Ватиканских садах встречает нас светящейся белизной своей штукатурки в обрамлении черно-зеленых лавров, каменных дубов и сосен; к этим воспоминаниям у сведущего посетителя могли бы прибавиться воспоминания об указах Тридентского собора, о Речи об искусстве болонского архиепископа кардинала Габриэле Палеотти, об идеологических защитных стенах Контрреформации, которую католическая Реконкиста возводила в те годы (1558-1565), быстро и эффективно дислоцируясь в Италии и в Европе.

Истинным Олимпом радости в священном лесу, освящённым Божьим Откровением, должно было быть это место благого уединения Папы Медичи, последний цветок Возрождения, абсолютно беспрецедентная и совершенно неожиданная вилла в граде Папы Римского.

В домике Пия IV сегодня располагается Папская академия наук, и вряд ли Папа Пий XI Ратти мог выбрать лучшее место, чтобы принимать в Ватикане самых выдающихся представителей мировой науки.

Первый архитектурный замысел и начало строительства виллы были осуществлены во время понтификата Папы Римского Павла IV по проекту известного итальянского зодчего эпохи Ренессанса Пирро Лигорио. Этот проект предусматривал одноэтажное здание с прилегающей площадью и фонтаном. Павел IV Карафа, вероятно, выбрал в качестве официального архитектора Пирро Лигорио, ибо тот был страстным поклонником античности; во время понтификата Юлия III этот мастер уже работал на вилле д'Эсте в Тиволи. К тому же Лигорио был его земляком, поскольку тоже родился в Неаполе.

Из существующей документации достоверно известно: когда 18 августа 1559 года Папа Павел IV скончался, вилла состояла из одноэтажного здания без угловой башни. Вероятно, впоследствии проект был дополнен Папой Пием IV, который поручил существенно расширить виллу. Тогда были добавлены лоджия, галерея, часовня, три дополнительные комнаты и второй этаж; помещения всего комплекса были украшены лепниной, мозаикой и картинами.

Это место, вызывающее изумление своей гармоничностью, - резиденция Папы Римского эпохи Возрождения, который хотел жить в доме, напоминающем собой шкатулку, полную красоты. Более того, он хотел жить в месте, где красота была бы всепроникающей и тотальной.

В домике Пия IV красота - это журчание воды, это шелест деревьев, ласкаемых летним ветром, это изощрённость рисунка мраморных полов и цветных мозаик, это точная и мелодичная форма построенного пространства, это иконографическая шарада, которая множится в древних мраморных и в белых гипсовых украшениях. В намерениях этого Папы красота должна была быть близкой, практичной, пригодной для жизни. Она должна была принять форму жилища, дома, в стенах которого эту красоту можно было разглядеть, ходить посреди неё в одиночестве или с несколькими друзьями, прикоснуться к ней, почувствовать рядом с собой. Это была уединённая и прекрасная резиденция, придуманная итальянским художником, архитектором и антикваром XVI века Пирро Лигорио.

Следует признать, что Пирро Лигорио был гениальным архитектором. Если бы он жил сегодня, то наверняка стал бы режиссёром спецэффектов. Его основным талантом был талант дизайнера сцены, а его глубоким призванием - зрелище. Необычайно утончённым  и пластичным в Пирро Лигорио было владение перечнем и лексикой древней и современной архитектуры. Его археологическая культура была общеизвестна и оценена по достоинству. Однако всё это обретало смысл только в том случае, когда становилось катарсисом, впечатлением, сопричастностью. Одним словом, театром.

Для получения особого эффекта такого рода итальянский мастер с безупречной непринужденностью использует гениальный приём огромной ниши, который ранее он уже применял при обустройстве ватиканского двора Сосновой шишки. В обоих случаях заказчик  был один и тот же: Пий IV. Однако у этих двух одинаковых архитектурных деталей были разные поводы для создания и судьбы.

Гигантская ниша во дворе Бельведера заменила собой экседру с двумя лестницами, которую некогда построил Браманте, чтобы соединить дворцы Николая V и Иннокентия VII. Эта новая ниша должна была возвысить, подобно триумфальной арке, официальную резиденцию Папы Римского, принимавшую высоких гостей.

Вилла же Пия IV предназначалась для чистого интеллектуального и эстетического наслаждения, радости чувств и духа, для созерцания красоты. Таким образом, различное использование и, следовательно, разные впечатления и эффекты предназначались для конкретного заказчика, Римского Папы Пия IV, рафинированного интеллектуала, эстета и знатока истории и мифов.

Так рассуждал мастер Пирро Лигорио. В то удивительное время, восхитительные плоды золотой осени эпохи Возрождения оказались сконцентрированными в прекрасной вилле, где теперь находится посольство Италии при Святейшем Престоле; в гигантской нише, возведённой во дворе Бельведера; и в домике Пия IV в Ватиканских садах. Во всех этих трёх сооружениях культура и вкус августейшего заказчика отражается, как в зеркале, в работе его архитектора. Такой идеальный симбиоз встречается крайне редко. Столь же редко можно было наблюдать более счастливый звёздный союз, чем тот, который сиял на художественном небосводе Рима в годы понтификата Папы Римского Пия IV.

01 августа 2018, 11:39