Поиск

Vatican News
Папа молится об окончании пандемии Папа молится об окончании пандемии  (Vatican Media)

Три «ковида» в жизни Папы Франциска

В декабре в Италии выходит книга Папы Франциска и журналиста Остина Иверея «Давайте мечтать снова». В частности, Папа рассказывает о трех периодах в своей жизни, сравнимых с сегодняшней эпидемией КОВИД-19.

Ольга Сакун - Град Ватикан

Святейший Отец вспоминает три события из своей жизни: болезнь, Германию и Кордову. В возрасте 21 года он тяжело заболел, пережив длительный период болей и одиночества. «Это изменило мои координаты, - признается Папа, - целыми месяцами я не знал, кто я, умру я или выживу». Это случилось на втором курсе семинарии, в 1957 году: «В больницу меня отвез префект, он заметил, что у меня не обычный грипп, который можно вылечить аспирином. Первым делом у меня извлекли из легкого полтора литра воды, потом я боролся между жизнью и смертью. В ноябре меня прооперировали, удалив верхнюю долю правого легкого. Я по себе знаю, как чувствуют себя больные коронавирусом, борясь за дыхание, когда они подключены к аппарату вентиляции».

Папа вспоминает, как однажды лечащий врач ушел, сделав необходимые анализы, а одна из медсестер – монахиня Корнелия Каральо – велела удвоить дозу предписанных препаратов, посчитав, что больной умирает. Таким образом монахиня спасла ему жизнь: «Она знала больше врачей о том, что было нужно пациентам, и нашла в себе мужество воспользоваться своим опытом».

Другая медсестра, Микаела, поступила так же, когда молодой семинарист Бергольо был измучен болью. Она тайком давала ему лекарства. Эти две женщины «научили меня тому, что означает использовать знания и выходить даже за рамки, чтобы ответить на специфические нужды», поясняет Папа Франциск.

«Из произошедшего я научился еще одной вещи: насколько важно избегать дешевого утешения. Люди, которые меня навещали, говорили, что все будет хорошо, что я не буду чувствовать всю эту боль. Какая чепуха, какие пустые слова, пусть и сказанные с добрыми намерениями, - они не доходили до моего сердца». Единственным человеком, который по-настоящему принес ему глубокое утешение, стала пожилая монахиня Мария Долорес Тортоло, которая просто держала его за руку и молчала. Однажды она сказала: «Ты сейчас подражаешь Иисусу». «После тех событий, - рассказывает Папа, - я решил говорить как можно меньше, когда посещаю больных. Я ограничиваюсь тем, что беру человека за руку».

Второй «ковид» в жизни Папы Франциска произошел во время его учебы в Германии. Это было «добровольное изгнание», поясняет Папа: в 1986 году он отправился в Германию учить немецкий и собирать материалы для своей дипломной работы. «Я чувствовал себя, как рыба, выброшенная на берег», - рассказывает Папа. Он тосковал по родине и испытывал большое желание вернуться. Пока он был в Германии, аргентинская сборная выиграла чемпионат мира, но никто не разделил с ним радость: «Это было одиночество победы… тогда я понял, что значит для человека то место, которое он оставляет».

«Иногда отрыв от корней может привести к исцелению или к радикальной перемене, - рассказывает дальше Папа, вспоминая свой третий «ковид» - когда настоятели отправили его в Кордову. - Истоки этого периода находятся в моем управленческом стиле – сначала как настоятеля монашеской провинции, потом как ректора. Несомненно, я сделал и что-то хорошее, но временами я был слишком суров. В Кордове мне отплатили той же монетой и были правы».

В иезуитской общине Кордовы Бергольо провел один год, десять месяцев и тринадцать дней, - по этой точности становится понятно, что Папа считал дни своего изгнания: «Я служил Мессу, исповедовал и занимался духовным наставничеством, но я никуда не выходил, разве что на почту. Это был своего рода карантин, изоляция, - все так же, как это случилось со всеми нами в прошедшие месяцы, - и он пошел мне на пользу». В такой обстановке «учишься жить сначала, собираешь воедино свою жизнь». Особенно Папа ценит три вещи, дарованные ему в тот период: во-первых, это дар молитвы, во-вторых, пережитые искушения и в- третьих - 37 томов «Истории Пап» Людвига Пастора. «Это послужило мне вакциной, которой Господь меня подготовил. С тех пор как я узнал историю, меня уже ничего не может удивить в Римской Курии и в современной Церкви», - говорит Папа Франциск, для которого «ковид» в Кордове был настоящим очищением, научив терпимости, пониманию, способности прощать, отношению к слабым и беззащитным. «И терпению, большому терпению, - добавляет Святейший Отец. – Однако я не должен терять бдительности: когда поддаешься слабостям, впадаешь в определенные грехи и затем исправляешься, дьявол, как говорит Иисус, находит твой дом ʺвыметенным и убраннымʺ и зовет других бесов, еще хуже. Вот о чем я должен беспокоиться сейчас, управляя Церковью: не впасть в те же пороки, как в мою бытность настоятелем».

Подводя итог своим трем «личным ковидам», Папа завершает: «Это большие страдания, но если ты позволяешь им себя изменить, то они делают тебя лучше. Если же воздвигаешь защиту, то выходишь из них еще хуже».

24 ноября 2020, 16:44