Поиск

Vatican News
Явление воскресшего Христа Марии Магдалине Явление воскресшего Христа Марии Магдалине 

Risus paschalis. Господь осушает наши слёзы

Пасхальное время – это единый день длиной в 50 дней, которые отделяют Пасху от Пятидесятницы. Время, отмеченное присутствием воскресшего Иисуса. «Risus Paschalis», «Пасхальная радость»: так ватиканская газета L’Osservatore Romano назвала цикл публикаций, имеющий целью подготовить верных к Пятидесятнице.

Первое, что видит воскресший Иисус, – это слёзы: Он с нежностью смотрит на Марию Магдалину, которая оплакивает у гробницы Учителя свою утрату. В этой евангельской сцене, над которой мы размышляем в пасхальное время, заключена вся суть тайны спасения: Бог послал Своего Сына собрать наши слёзы и погрузиться в мирские страдания. Бог через Иисуса пожелал приклонить Свой взор на наше израненное человечество, на наши поражения, на наши потери, на страх и муки не столько перед тайнами жизни, сколько перед непостижимостью смерти. Поэтому на страницах Евангелий мы видим, что Иисус всегда обременён тяжестью человечества, всегда внимателен к тому, что проникает в сердца и плоть тех, кто встречается Ему на пути. Он движим состраданием, разделяя боль человечества, и глубоко возмущён этим злом, уродующим красоту жизни.  

Что же такое Воскресение? Что означает Пасха, которую празднуем мы, христиане? Она означает радость от осознания того, что мы не одиноки и, когда мы плачем, на нас смотрят с любовью и состраданием: Сам Бог с нежностью спрашивает нас, как у Марии Магдалины: «Почему ты плачешь?». В этом отношении Бога к моим слезам я могу себя почувствовать любимым, принятым и обновлённым для жизни, которая все время начинается заново, потому что воскресший Господь со мной и Он возрождает жизнь. 

При испытании совести, которое мы, христиане, призваны выполнять, наверное, нам следует уделять больше внимания аспекту радости. Стиль Великого поста, о котором Папа Франциск говорит в начале апостольского обращения Evangelii gaudium, всё ещё сильно обуславливает нас, поэтому христианство во многих формах, языках и позициях всё ещё охвачено излишней серьёзностью, печалью, мистикой скорби, которая вовсе не является евангельской. Ведь в самом в центре веры находится событие Пасхи, которое подытоживает и реализует миссию Христа: «Я пришел, дабы радость ваша была совершенна».

Спросим себя, сияет ли эта радость в нашей вере, в наших пастырских трудах и на наших лицах, когда мы общаемся с другими. Заразительна ли наша радость воскресения или мы, наоборот, всегда остаёмся рядом с гробницей, готовые оплакивать наши потери и жаловаться на то, что всё идёт не так уж хорошо? А ведь нам нужно быть открытыми для тех деяний, которые воскресший Господь совершает ежедневно в нашей жизни и в истории!

«Бог умер, но это мы Его убили», – утверждал Ницше. Тот же философ ХХ века не без циничной иронии заявлял, что он был бы готов уверовать, если бы только христиане выглядели как спасённые люди. Великий богослов Анри де Любак задаётся вопросом: как мы можем винить Ницше за это наблюдение? Ведь мы действительно не выглядим как спасенные люди, открытые к радости, пишет де Любак, и многим из нас христианство вовсе не кажется чем-то великим, волнующим, что делает жизнь совершеннее и питает радость. 

Пасхальная радость – это отличительный знак нашей веры; не притворное выражение счастья на лице, не маска, не наивный оптимизм, не отсутствие проблем, усталости и страданий. В этом увлекательном и трудном путешествии по жизни пасхальная радость даёт нам почувствовать себя любимыми и благословенными.

О. Франческо Козентино
(доцент фундаментального богословия в Папском Грегорианском университете, официал Конгрегации по делам духовенства)

28 апреля 2021, 13:30