Поиск

Vatican News
Святая Тереза Авильская (1515-1582) Святая Тереза Авильская (1515-1582) 

Отвага любящих без оглядки: Тереза Авильская, Учитель Церкви

2020 год ознаменован целым рядом важных годовщин: пятьсот лет со дня смерти Рафаэля; сто лет со дня рождения Федерико Феллини; двести пятьдесят лет со дня рождения Людвига ван Бетховена; пятьдесят лет назад распались Битлз и умер Джими Хендрикс, и это лишь некоторые из них. И ровно пятьдесят лет назад, 27 сентября 1970 года, Павел VI провозгласил святую Терезу Авильскую Учителем Церкви.

Семидесятые годы ознаменовали собой уникальный путь для женщин в Италии и в Европе в целом. Лишь в 1979 году представительство женщин в Европейском парламенте достигло 16 процентов, несмотря на то, что равные возможности мужчин и женщин были объявлены фундаментальной ценностью Европейского союза в статье 119 Римского договора 1957 года. Итальянские женщины стали более самостоятельными, утверждаясь в общественно-политической сфере, и в 1976 году Тина Ансельми стала первой женщиной-министром в третьем правительстве Андреотти. Тяжкий путь наверх, на котором женщины в Южной Италии всё ещё остаются в подчинённом положении, подвергаясь социальной и экономической дискриминации.

Павел VI, великий интеллектуал, человек высокой культуры, обладавший глубочайшей духовностью, в этой конкретной исторической ситуации, несомненно, хотел показать женщинам всех континентов женский и христианский идеал, которому они должны следовать в повседневной жизни. Тереза ​​Авильская – это первая женщина-учитель в истории, за которой (всего через неделю) последовало провозглашение Учителем Церкви святой Екатерины Сиенской. Таким образом, не одна, а две женщины подчёркивали важность присутствия женщин и их вклада в Церковь и общество.

В проповеди от 27 сентября Павел VI не без волнения заявил: «Она предстаёт перед нами исключительной женщиной, монахиней, которая смиренно и просто излучает вокруг себя пламя человеческой жизненной силы и духовной глубины, а также реформатором и основательницей исторического и выдающегося монашеского ордена, гениальной писательницей, учителем духовной жизни, достигшей несравненных высот в созерцании, оставаясь при этом деятельной в ежедневности». В этих нескольких строках выражена вся личность Терезы Авильской, которая действительно была необыкновенной женщиной, и её простота и «мистическое» очарование привлекали и до сих пор привлекают интерес многих людей. Глубоко женственная, она обладала «мужественным и добродетельным» сердцем, то есть полным отваги, свойственной тем, кто любит без остатка: «Убедим себя, дочери мои, что истинное совершенство заключается в любви к Богу и к ближнему. Чем точнее мы будем соблюдать эти две заповеди, тем более совершенными мы будем».

Её исключительность, в том числе и как монахини, коренится не в ней самой, а в Боге, «en las mercedes que el Señor me ha hecho» («в милостях, которые даровал мне Господь»), в Божественных дарах, которые преображают её, принося глубокую уверенность в том, что она, наконец, обрела суть своей жизни. Неслучайно Тереза становится плодотворной писательницей только после опыта встречи с Богом, то есть лишь после вхождения в vida nueva, в новую жизнь. Именно здесь она вступает в общение с Богом милосердия, переживая глубоко личные отношения с Тем, Кто станет её самым верным Другом. Тереза ​​пишет: «Для меня мысленная молитва – не что иное, как отношения дружбы, частое пребывание наедине с тем, кто любит нас». Это её выражение напоминает слова догматической конституции о Божественном откровении Второго Ватиканского собора Dei Verbum: «Благодаря этому Откровению невидимый Бог по изобилию Своей любви обращается к людям как к друзьям и говорит с ними, чтобы пригласить их к общению с Собой и принять их в это общение». Для святой Терезы достичь глубоких отношений с Богом можно только через эту «особую дружбу». От верности молитве и абсолютной веры в Бога она обретает жизненную силу как женщина и как личность.

Плодотворное апостольство святой – это плод пребывания «лицом к лицу» с Христом, с Которым она сочетается мистическим браком, но также и её мужество и упорство, с которыми она принимает жизненные события. В историко-религиозный момент, отмеченный протестантской реформой и присутствием в Испании секты de los alumbrados («Просвещённых»), Тереза подвергается суровым инквизиторским процедурам. Но она не теряет душевного равновесия и верхом на осле объезжает весь Пиренейский полуостров, чтобы основать свои реформированные монастыри. Ей также принадлежит реформа мужского Кармила, хотя мемориал босых кармелитов называет основателем их первого монастыря фра Антонио Иисуса.

Благодаря невероятным дарованиям Тереза ​​Авильская и сегодня являет собой живой пример всего, что может сделать решительная и целеустремлённая женщина в эпоху закрытости, когда не было «такой женской добродетели, на которую не смотрели бы с подозрением». Выдающаяся духовная наставница указывает сегодняшним женщинам путь веры, глубоко укоренённый во Христе и в ежедневном аскетизме, который для неё стал мистическим.

Слово этой монахини было глубоко укоренено в Священном Писании: Евангелие было для Терезы рекой живой воды, насыщающей сердце. Будучи величайшим мистиком, во «Внутреннем замке» Тереза расставила всё в соответствии со своим духовным опытом: Бог – в центре; человеческая душа – в сердце Бога; встреча с Ним происходит в последней обители, той самой «седьмой комнате», которой Эдит Штайн (св. Бенедикта Тереза Креста) достигла в своей высшей жертве любви. В центре замка, в этой комнате, «душа всегда остаётся со своим Богом» и оттуда никогда не уйдёт.

Мы до сих пор помним слова, произнесённые Павлом VI в 1970 году: «Вот послание святой Терезы Иисуса, Учителя Святой Церкви, для нас: давайте послушаем его и усвоим». Святая была первой женщиной, провозглашённой Учителем Церкви, первой в этом особом признании, которое отменяет «суровое слово святого Павла», подчеркнул Папа: «Это означает, что и сегодня женщине не суждено иметь в Церкви иерархических функций учительства и служения. Будет ли апостольская заповедь нарушена сейчас? Мы можем ответить ясно: нет. Действительно, речь вовсе не идёт о титуле, который включал бы в себя иерархические функции учительства. Но в то же время мы обязаны отметить, что это никоим образом не означает недостатка уважения к той возвышенной миссии, которую женщины исполняют среди Народа Божьего».

Катерина Чириелло

10 октября 2020, 09:00