Поиск

Vatican News
- (ANSA)

История одной канонизации: Шарбель Махлуф

Святой Шарбель (в миру – Иосиф) родился в бедной многодетной семье крестьян в Бека Кафра (северный Ливан) 8 мая 1828 года. Он с детских лет чувствовал влечение к монашеской жизни, но из-за сопротивления родственников только в 23 года смог навсегда покинуть родную деревню и семью. Иосиф поступил в монастырь Святого Марона, расположенный в уединенной местности Аннайя.

Марониты – это ливанские христиане восточного обряда; их название происходит от имени святого Марона, жившего в V веке. Марониты – единственная восточная христианская церковная община, всегда пребывавшая в единении с Римским Престолом.  Монашеское имя Шарбель было дано Иосифу Махлуфу в честь Эдесского мученика, скончавшегося в начале II века. В монастыре Шарбель сразу стал вести суровый, аскетический образ жизни. 23 июля 1859 года он был рукоположен во священники и должен был окормлять верующих близлежащих сел. Вместе с пастырской работой он занимался и физическим трудом на монастырских полях.

Всего в монастыре Шарбель прожил 47 лет, и 23 из них – в отшельничестве, в скиту Святых Петра и Павла, где его аскетизм достиг предела. В знак покаяния он носил вериги и власяницу, соблюдал строжайший пост и молился по ночам. Шарбель скончался в канун Рождества 1898 года, после восьмидневных мучительных страданий, которые переносил с величайшим терпением и с непрестанной молитвой на устах. Он был погребен в день Рождества.

Еще при жизни св. Шарбель был известен как чудотворец, а после смерти число исцелений по его ходатайству возросло. На его могиле появилось необычное сияние, о котором свидетельствовали многие люди, в том числе и местный мусульманский префект. Это сияние невозможно было объяснить рационально. В конце концов власти дали разрешение открыть гроб. Тело святого отшельника оказалось нетленным, а спустя 4 месяца его снова открыли в присутствии комиссии экспертов, которые подтвердили, что тело сохранилось в таком состоянии, будто его только что положили в гроб.

Маронитский орден, к которому принадлежал отец Шарбель, обратился к Св. Престолу с прошением о его канонизации по уставу Западной Церкви. С 1926 по 1928 год проходил так называемый информативный процесс. Местный епископ собирал сведения о святости жизни Шарбеля и чудесах, совершенных по его молитвам. Вся документация была послана в Рим, и начался так называемый апостольский процесс. Снова были собраны показания свидетелей, и в июне 1956 года было официально подтверждено, что жизнь Шарбеля Махлуфа была истинным подвигом и отличалась христианскими добродетелями. Затем были рассмотрены и чудеса, совершенные по ходатайству Слуги Божьего Шарбеля. Для беатификации требуется неопровержимое доказательство как минимум двух исцелений, не поддающихся научно-медицинскому объяснению: без этих чудес Церковь не может выносить решения о беатификации.

В ноябре 1965 года были официально признаны необъяснимыми чудесные исцеления монахини Марии Абель Камари, 14 лет страдавшей тяжелой болезнью желудка, и Александра Обеида, который невероятным образом прозрел после 13 лет слепоты. Оба исцеления произошли по молитвам к Шарбелю Махлуфу. 5 декабря 1965 года в соборе Святого Петра отец Шарбель был причислен к лику блаженных. Для завершения процесса канонизации – последнего этапа признания его святым Вселенской Церкви - необходимо было доказательство еще одного чуда. Среди многочисленных чудес для экспертизы выбрали исцеление от рака Мариам Ассаф Ауад. Оно и послужило последним свидетельством для подписания Павлом VI Декрета о канонизации.

Могила святого Шарбеля – одно из самых посещаемых мест паломничества на Ближнем Востоке.

9 октября 1977 года в базилике Святого Петра Папа Римский Павел VI причислил ливанского монаха Шарбеля Махлуфа к лику святых. Это – первый восточный подвижник, канонизированный в соответствии с каноническим правом латинской Церкви. На канонизацию в Ватикан прибыли около 10 тысяч ливанских католиков, а также православная делегация из Ливана и представители власти. В Рим приехали и бывший президент Шарль Зелуи, и заместитель председателя парламента Мишель Сасине. На Литургии с обрядом причисления к лику святых Павлу VI сослужил маронитский Патриарх Корейше и двенадцать маронитских епископов. Песнопения исполнялись на арабском языке. Впервые в истории израильское радио транслировало богослужение из Ватиканской базилики. В своей проповеди Папа вверил заступничеству святого Шарбеля «ливанскую землю, дабы он помог ей преодолеть нынешние трудности». Павел VI подчеркнул ценность созерцательной и отшельнической жизни, которую вел монах. «Общественная жизнь нашего времени, – сказал он, – часто отличается возбужденностью, ненасытным поиском комфорта и наслаждений, чему сопутствует постепенное ослабление воли. Ее умиротворение достижимо только при большем самообладании, при большей отрешенности, нестяжании, мире, простоте, тишине и внутренней жизни. Возможно ли преодолеть в Церкви посредственность и достигнуть подлинного духовного обновления, не стремясь к личной святости, не признавая незыблемую ценность и плодотворность покаяния, смирения и молитвы?».

Пусть эти слова Святейшего Отца Павла VI будут напутствием всем почитателям святого Шарбеля. Пусть пример ливанского подвижника, особенно его аскетизм и его терпение в невзгодах (вспомним о том, как он терпеливо и с молитвой переносил свою смертельную болезнь, уповая на Бога и на жизнь вечную) поможет и нам терпеливо, молитвенно переживать наши болезни и неудачи. Когда мы призываем этого святого в надежде на исцеление, мы должны помнить, что все находится в руках Божиих, и все – даже болезнь и страдания – содействует благу тех, кто по-настоящему любит Бога, вверяет свою жизнь, свои страдания Его воле, которая всегда продиктована любовью, даже если нам с чисто человеческой точки зрения кажется, что это не так. В болезни и страдании каждый крещеный присоединяется к страданиям Иисуса Христа. Не чудесные исцеления стали причиной святости Шарбеля, а благодаря стяжанию святости Господь совершает чудеса по молитвам этого ливанского cвятого и других подвижников. Кроме того, ни на какое чудо мы не можем претендовать: мы призваны проводить нашу жизнь в благодарении Богу за каждый дарованный нам день, в покаянии и смиренном исполнении Его воли в каждом повседневном поступке. А сподобившись чуда, мы еще больше должны прославлять Бога и изменить нашу жизнь так, чтобы она стала полной отдачей Богу и ближнему, по примеру святого монаха Шарбеля Махлуфа.

28 августа 2017 года в ливанский город Фарайя была привезена монументальная 23-метровая статуя святого Шарбеля; она была установлена на вершине холма неподалёку от высокого железного креста, воздвигнутого в 1951 году. Изваяние маронитского святого создал ливанский скульптор Найеф Алван. Подвижник изображён в монашеском одеянии, с Библией, его правая рука воздета к небу в жесте, благословляющем город у подножия горы. С 14 сентября того же года (праздника Воздвижения Святого Креста Господня) это монументальное изображение из стекловолокна служит также особым реликварием: в него помещены частицы мощей святого Шарбеля. Торжественную церемонию открытия памятника возглавил маронитский Патриарх кардинал Бешара Бутрос эль-Раи. Площадь вокруг статуи может вместить до 6.000 человек и позволит проводить масштабные торжества и мероприятия под открытым небом. Эта величественная скульптура стала ответом на пожелания многочисленных верующих и в то же время благодарственным вотивным знаком. Вначале идея установки памятника была частью проектов по развитию туризма, разработанных главой местного муниципалитета Мишелем Саламе. В 2016 году его 13-летний племянник заболел серьёзной формой менингита и впал в глубокую кому; все его родственники взывали к святому Шарбелю о чудесном заступничестве. 17 и 20 июля 2016 года – в дни памяти святого маронитского отшельника и святого Илии – мальчику были сделаны две операции, после которых он полностью излечился от недуга. Таким образом, к планам развития муниципалитета добавились голоса родителей исцелённого сына, и началась реализация совместного проекта. Cтатуя святого Шарбеля Махлуфа была установлена на участке, принадлежащем исламской благотворительной организации города Фарайи. Возведение монумента получило одобрение как поместного епископа, так и маронитского Патриарха Бешары Бутроса эль-Раи; также значительная часть местного населения высказалась за строительство мемориального комплекса в честь своего земляка – католического священника и монаха, чудотворца и подвижника.

(Из архива Радио Ватикана)

24 июля 2020, 08:40