Поиск

Vatican News
-

Эпидемии, карантины, пустые храмы: исторические прецеденты

Обстоятельства празднования Пасхи 2020 года не являются беспрецедентными. Папы и епископы на протяжении веков поощряли чрезвычайные меры по сдерживанию заражения: примером тому служат эпидемии чумы 1576 года в Милане и 1656 года в Риме.

VATICAN NEWS

Пасха 2020 года, которую в эти дни празднуют миллионы христиан по всему миру, стала особенной. Из-за карантинных мер, принятых в связи с пандемией Covid-19, во многих странах верные не имели возможности принять участие в богослужениях священного Триденствия, воскрешающих в памяти установление Евхаристии, страсти и смерть Иисуса, Его воскресение. В связи с этим в Италии не было недостатка в дискуссиях и полемике в отношении епископов, которые поддержали меры, принятые правительством. Беглый взгляд на историю Церкви прошлых веков помогает понять, насколько драматична ситуация, в которой мы находимся. Это не первый случай, когда десятки тысяч людей умирают от вируса, а карантинные меры ограничивают нормальную жизнь христианских общин. То же самое можно сказать о закрытых храмах и невозможности принимать участие в богослужениях.

Чума 1656 года

Так, например, во время чумы 1656 года Папа Александр VII действовал весьма решительно, чтобы сдержать распространение эпидемии, в результате которой погибло более половины населения Италии. В историческом отчете, приведенном в «Описании заражения, которое передалось из Неаполя в Рим в 1656 году» (Рим, 1837 г.), говорится: «Были закрыты не только гражданские собрания [...], но и религиозные, то есть Папские часовни, церкви, прекращены крестные ходы и богослужения даже в дни больших церковных праздников». Папа Римский «провозгласил всеобщий юбилей без шествий и посещений некоторых базилик во избежание скопления людей».

Марко Рапетти Арригони, итальянский журналист, писатель и автор статей о пандемиях в истории и отношении к ним религиозных иерархов, отмечает в своем блоге, что "Конгрегация здравоохранения" [города Рима, занимавшаяся проблемой чумы] ввела систему небольших лазаретов, основанную на строгом разделении госпитализированных в разных частях города, предназначенных соответственно для заболевших, для наблюдения за контактировавшими и для выздоравливающих: «Цель заключалась в быстрой изоляции зараженных с обязательным карантином всех, с кем они контактировали».

Кроме того, Арригони отмечает, что «по поручению Папы Конгрегация здравоохранения также вмешалась в регулирование религиозной жизни города, введя значительные ограничения»: «Непрерывное сорокачасовое Евхаристическое поклонение было приостановлено, а шествия и проповеди на площадях запрещены. Празднования и богослужения проводились за закрытыми дверями, а церковные иерархи предпочитали частные и личные формы богопочитания и молитвы».

Несмотря на ограничения, римляне продолжали посещать церковь Санта-Мария-ин-Портико, в которой находилась одноименная икона, почитавшаяся как защитница города от чумы. Опасаясь, что скопление людей будет способствовать распространению инфекции, Конгрегация здравоохранения распорядилась закрыть эту церковь.

Чума 1576 года

Подобно тому, как Папский Рим заботился не только о спасении душ, но и о здоровье людей, такую же заботу проявляли и иерархи Амвросианской Церкви в Милане. Когда в 1576 году в Милане разразилась чума, губернатор города Антонио-де-Гусман-и-Суньига ввел ограничения на паломничества, распорядившись, напоминает Арригони, «чтобы в город пускали небольшими группами по двенадцать человек, имеющих при себе документ, выданный органами здравоохранения территории происхождения, который подтверждает отсутствие симптомов чумы».

Кардинал Карл Борромео, святой архиепископ Миланской епархии, призвал священников помогать больным и сам поступал так же.  Арригони приводит некоторые интересные факты о кардинале. Осознавая опасность заражения и не желая стать переносчиком болезни, кардинал при разговоре с собеседниками держался от них на безопасном расстоянии. Он часто менял свою одежду и кипятил ее. Он очищал все, к чему прикасался, огнем и пропитанной уксусом губкой, которую всегда носил с собой.  Во время посещения епархии кардинал Борромео хранил монеты для милостыни в банках с уксусом.

Чтобы вымолить у Бога прекращения эпидемии, архиепископ Милана объявил о проведении четырех шествий, «в которых могли принять участие лишь взрослые мужчины, выстроившись в два ряда по одному человеку, на расстоянии почти трех метров друг друга. Инфицированные и подозреваемые в заражении к участию в шествии не допускались. Сам кардинал Борромео, босиком и с веревкой на шее, возглавил первую процессию от кафедрального собора до базилики Святого Амвросия.

Архиепископ также предложил ввести общий карантин для всех граждан, которые должны были запереться в своих домах на 40 дней. В старинном биографическом очерке о святом архиепископе отмечается, что кардинал делал все, что могло принести пользу больным и бедным.

15 октября 1576 года городской суд принял предложение кардинала Борромео и постановил ввести общий карантин для всех жителей Милана. 

18 октября кардинал издал аналогичный указ для секулярного и регулярного клира, предписывая священнослужителям оставаться дома, освободив от домашнего карантина только священников и монахов, которые оказывали духовную и материальную помощь населению.

Находясь на карантине, жители Милана не могли ходить в церковь, чтобы помолиться и принять участие в Мессе. Святой Карл Борромео позаботился о том, чтобы на городских перекрестках были установлены кресты и алтари, при которых совершались Мессы – так верующие могли участвовать в богослужениях издали, следя за ними из окон своих домов.

С середины декабря 1576 года распространение эпидемии, казалось, замедлилось.  Несмотря на улучшение ситуации власти решили продлить карантин, чтобы избежать повторной вспышки эпидемии, и это продление карантина произошло с согласия кардинала, хотя святой Карл был огорчен тем, что «народ не сможет пойти в церковь даже на Рождество».

15 апреля 2020, 10:14