Поиск

Vatican News
Святой Варфоломей Мучеников (1514-1590 гг.) Святой Варфоломей Мучеников (1514-1590 гг.) 

Варфоломей Мучеников – образец епископа, апостола и пастыря

5 июля этого года, принимая на аудиенции в Ватикане префекта Конгрегации прославления святых кардинала Анджело Беччу, Папа Франциск дал указание вознести до уровня Вселенской Церкви литургическое почитание блаженного доминиканца Варфоломея Мучеников (Бартоломеу душ Мартирес, в миру Варфоломея Фернандеса). Епископ Рима внёс португальского иеромонаха в каталог святых, совершив тем самым акт, равнозначный канонизации.

Джанни Феста, генеральный постулатор Ордена братьев-проповедников

Святой Варфоломей Мучеников (1514-1590 гг.) является фигурой первого плана в истории Церкви XVI века. Будучи архиепископом Браги, он участвовал в Тридентском соборе, и именно благодаря его присутствию и выступлениям собрание приняло исторический указ о реформе епископата. Как писал известный историк Тридентского собора Юбер Джедин, Варфоломей Мучеников воплощал в себе образец нового епископа, рождённого католической реформой.

Его святость и сегодня остаётся весьма актуальным примером для пастырей, желающих во всем сообразовываться со Христом, следуя идеалам Доброго Пастыря. Именно таким был Варфоломей, который ещё при жизни слыл среди современников человеком высочайшей святости. Один из его поклонников так описывал Варфоломея после его смерти 16 июля 1590 года в письме, отправленном из Браги в Рим: «Такой (был) Варфоломей: очень мудрый, святой и строгий человек, которого не останавливали ни зимняя стужа региона Трас-ос-Монтес (расположенного на северо-востоке Португалии), ни знойная жара или ливни на его пути бодрствующего пастыря своей Церкви (...). Отказавшись от епископства, он вернулся в монастырь своего ордена, который он ранее основал, и своими добродетелями завоевал всеобщее почитание, сияя ими настолько, что заслужил высокого звания ‘святого’, и жители Вианы бодрствовали над его останками с оружием в руках, опасаясь, что граждане Браги могут прийти и украсть его».

Однако святость Варфоломея Мучеников, признанная сегодня повсеместно, была связана не только со сферой пастырского служения, которое он нёс годами в поместной Церкви и решительно отстаивал на Тридентском соборе, но и с другими сторонами его земной жизни. Он был смиренным и бедным сыном святого Доминика де Гусмана, прилежным исследователем Священного Писания, глубоким знатоком богословия и духовности, превосходным учителем, готовым делиться тем, что познал в учении и молитве.

Он был созерцательным монахом и одновременно апостолом, совершенным образцом монаха-проповедника, восходящим к святому Фоме Аквинскому, согласно которому харизма доминиканцев заключается именно в том, чтобы contemplari et contemplata aliis tradere, то есть созерцать, черпать в слушании и в общении с Богом и дарить другим плоды собственного созерцания.

Непреходящая актуальность его послания пастырям Церкви была подтверждена святым Папой Римским Павлом VI на закрытии Второго Ватиканского собора, когда он вручил каждому соборному отцу экземпляр специально изданного по этому случаю труда святого Варфоломея «Stimulus Pastorum». Сегодня вызывает удивление несомненное созвучие его трудов о епископском служении, образа жизни, который он вёл до и после своего назначения архиепископом Браги, его неустанной деятельности на ниве благовестия - с реформами и учением нынешнего Епископа Рима. Папа Франциск с первых же заявлений и речей на престоле святого Петра предложил свежий и оригинальный взгляд на пастырский стиль пресвитера: священник должен строить жизнь на образе Доброго пастыря, Который всегда защищает и направляет вверенных ему овец, ради которых Он должен быть готов отдать свою жизнь.

В предисловии, написанном для итальянского издания знаменитого труда Варфоломея Мучеников о реформе епископского служения, Юбер Джедин утверждает: «Новый идеальный тип епископа, апостола и пастыря стал существенным элементом реформы Церкви, предложенной в Триденте». Этой фразой немецкий историк хотел подчеркнуть, что главная цель этого исторического собора заключалась не столько в защите католического вероучения от богословских новшеств протестантизма, сколько в попытке внутреннего обновления Церкви и размышлений о самой Церкви, сосредоточенных на наследии, переданном ей Христом. В этом внутреннем обновлении решающую роль играет новый образ епископа, апостола и пастыря.

Видя в лице доминиканца Бартоломеу душ Мартиреса, архиепископа Браги, самый авторитетный и вдохновляющий образец новой фигуры епископа, Юбер Джедин отмечает:

«Благодаря усердию и непреклонности этот доминиканец пользуется величайшим уважением как на родине, так и на Тридентском соборе. Черпая из своего обширного опыта, он не предлагает некий абстрактный идеал, созданный из учения и аскезы, но старается дать своим собратьям и всем, кто посвятил себя пастырству, советы и указания для их деятельности, используя для этого простые и понятные средства» (ibidem, 65).

13 ноября 2019, 12:28