Бета версия

Cerca

Vatican News
-

Трудные вопросы: целомудрие, воздержание, девственность

Какая разница между воздержанием, целомудрием и девственностью?

Ольга Сакун - Град Ватикан

Целомудрие – это добродетель, которая уберегает любовь от эгоизма и помогает ей быть чистой. Если к девственности призваны те, кто не состоит в браке, то к целомудрию призваны все люди, живущие в браке или в безбрачии. Целомудрие обозначает цельность личности, когда помыслы соответствуют поступкам. Целомудрие означает полную целостность сексуальности в человеческой личности и, таким образом, внутреннее единство человека в его телесном и духовном бытии (Катехизис КЦ, 2337). В понимании Церкви целомудрие равнозначно чистоте любви. Все люди призваны к любви чистой, так чтобы их поступки не были суррогатом подлинной, бескорыстной любви. Воспитывать детей в целомудрии означает воспитывать в них способность любить по-настоящему, не уступая склонности считать другого человека предметом наслаждения. Наша способность любить часто попадает в ловушку того, что святой Иоанн называет похотью плоти (1 Ин 2,16). Целомудрие – это внутренняя свобода, которая позволяет человеку не попасть в рабство похоти плоти. Это подразумевает духовную борьбу: отвержение нечистых помыслов, преодоление искушений, отказ от действий, оскверняющих человеческое тело и вносящих беспорядок в сокровенную сферу человека. Как гласит Катехизис Католической Церкви, «целомудрие требует, чтобы человек научился владеть собой. Это часть подготовки к правильному пользованию человека свободой. Альтернатива ясна: либо человек владеет своими страстями и обретает покой, либо он позволяет им господствовать над собой и становится несчастным» (2339). 

Супруги также призваны к целомудрию, то есть к чистоте любви, защищающей ее от возможных суррогатов. Супружескому целомудрию противоречат некоторые действия, практикуемые в интимной жизни: они не только не являются актами любви, но и угрожают самой любви. Целомудрие – это всеобщая добродетель, которая проявляется по-разному в зависимости от жизненного статуса. Для человека, выбравшего безбрачие ради Царства Небесного или принесшего монашеский обет, целомудрие равноценно полному воздержанию. Любой человек, не состоящий в браке, призван к абсолютному воздержанию. Вступление в интимные отношения с человеком, который не является супругом, всегда будет грехом против заповеди «Не прелюбодействуй». В христианском браке целомудрие не является синонимом воздержания, но в некоторых случаях воздержание становится проявлением целомудрия. Например, естественные методы планирования семьи – единственные приемлемые для христиан – предполагают более или менее длительные периоды воздержания, когда супруги, желая ответственно подойти к рождению детей, откладывают зачатие, воздерживаясь в благоприятные для зачатия дни. Есть и ситуации, когда супруги по веским причинам вынуждены полностью отказаться от деторождения, например, из-за серьезной болезни: тогда они тоже должны воздерживаться. У любой супружеской пары, воодушевляемой настоящей любовью, существуют периоды воздержания – более или менее длительного. Эти периоды становятся благодатным моментом для взаимного возрастания в любви-самоотдаче, в уважении и чуткости друг к другу.

«Девственность» в обыденном смысле обозначает состояние невинности, когда человек еще не вступал в сексуальные отношения. В этом случае речь идет о физиологической девственности. В самом узком смысле девственность означает, что человек ни разу в жизни не нарушил шестой заповеди. Существует также нравственная девственность. Такую девственность можно не только вернуть, но и взращивать. Не случайно святой Августин, говоря о Марии Магдалине, отождествляемой с грешницей, утверждал, что после встречи с Господом и покаяния ее по чистоте превзошла только Дева Мария. 

«Девственность», «девство» может быть синонимом добровольного безбрачия. Слово Божие обильно подтверждает, что девство играет особую роль в домостроительстве спасения. Дева Израилева, о которой часто говорят ветхозаветные пророки, символизирует верность и любовь к Богу. С пришествием Христа Дева Израилева именуется Церковью, а само девство становится эсхатологической реальностью, которая обретет полный смысл только в последнем, окончательном свершении мессианского брака народа со своим Господом. «Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее», - говорит апостол Павел (Еф 5,25). Обращаясь к общине Коринфа, Павел желает представить её Христу «девою чистою и непорочною» (2 Кор 11,2).

Девство обретает особую красоту и особое значение в образе Пресвятой Девы Марии. В ней были благословлены и одарены великой духовной плодовитостью те многочисленные чада Церкви, которые сделали выбор в пользу безбрачия ради Царства Небесного.

Девство не является повелением Господа: «Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет, как получивший от Господа милость быть Ему верным», - пишет апостол Павел (1 Кор 7,25). Это не предписание, а личное призвание от Бога, особый дар. Основа христианского девства – Царство Небесное: «Не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф 19,11) - говорит Господь. Безбрачные – продолжает апостол Павел – предвосхищают состояние воскресших из мертвых, когда все будут подобны ангелам.

13 августа 2018, 09:20