Cerca

Vatican News
- (©Ana Tramont - stock.adobe.com)

О невидимом Боге и о спасении тех, кто не знает Христа

Не выглядит ли недостаточно реалистичной мысль о сокрытом присутствии Христа в иных религиях, если за двадцать столетий их последователи не почувствовали никакой потребности в Христе и в Евангелии?

Ольга Сакун - Град Ватикан

«Бога не видел никто»: словами из Пролога Евангелия от Иоанна отец Раньеро Канталамесса, проповедник Папского дома, озаглавил третью проповедь Адвента, которую слушали прелаты Римской Курии и Святейший Отец.

Бог живой – это живая Троица: именно к такому итогу отец Канталамесса пришел в прошлой проповеди, произнесенной неделю назад. Однако «мы живем во времени, а Бог – в вечности»: как же преодолеть это различие? «Как перебросить мост через столь бескрайнюю пропасть? Ответ заключается в празднике, который мы собираемся отмечать: «И Слово стало плотию и обитало с нами».

Поясняя эту истину, проповедник сослался на некоторых мыслителей, философов и богословов, начав с Николая Кавасилы. Византийский писатель и богослов утверждал, что между нами и Богом были три стены разделения: стена природы, поскольку Бог – это дух, а мы – плоть, стена греха и стена смерти. Первая из этих стен была низвергнута Воплощением, когда человеческая и Божественная природа соединились в личности Иисуса Христа. Стена греха была разрушена на Кресте, а стена смерти – в воскресении. Иисус Христос, таким образом, - окончательное место встречи между живым Богом и живым человеком. В Нем далекий Бог стал близким, стал Эммануилом, «Богом-с-нами».

Цитируя «путеводитель души к Богу» святого Бонавентуры, Канталамесса отметил, что, перечислив различные средства восхождения к познанию живого Бога, святой приходит к выводу, что окончательным и верным путем является личность Иисуса Христа.

Итак, Бог больше не обращается к нам через посредника, но обращается собственной персоной, потому что Сын – это «сияние Его славы и образ Его ипостаси» (Евр 1,3). Именно в Нем теперь можно встретить Бога и поклоняться Ему в духе и истине: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин 14,23).

Евангелист Иоанн – подчеркнул проповедник – поставил эту истину в центр своего Евангелия. «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин 14,6).  «Прочитанные в актуальном контексте межрелигиозного диалога, эти слова ставят перед нами вопрос, который мы не можем обойти молчанием. Что сказать о той части человечества, которая не знает Христа и Его Евангелия? Неужели никто из них не придет к Отцу? Разве они исключены из посредничества Христа, а значит, и из спасения?»

Любое христианское богословское рассуждение должно исходить их истины, что Христос отдал Свою жизнь за всех людей, потому что все люди созданы Его Отцом, и они Ему братья. Он не проводил различий. Его дар спасения универсален. Но не выглядит ли недостаточно реалистичной мысль о сокрытом присутствии Христа в иных религиях, если за двадцать столетий последователи иных религий не почувствовали никакой потребности в Христе и в Евангелии?

Чтобы ответить на этот вопрос, отец Канталамесса обратился к Книге пророка Исайи, где говорится о смирении и сокрытии Бога: «Истинно Ты Бог сокровенный» (Ис 45,15). Бог – пояснил проповедник – «не ставит на всем этикетку, как это делают люди». Достаточно подумать о том, сколько времени понадобилось, чтобы люди вообще признали Бога творцом неба и земли. Вероятно, столько же времени понадобится для признания Искупления. «Христос заботится больше о том, чтобы все люди сбыли спасены, нежели о том, чтобы все узнали, кто их Спаситель».

Вместо того чтобы волноваться о спасении тех, кто не знает Христа, нужно беспокоиться о спасении тех, кто Его знает, но живет так, будто Он никогда не существовал, забыв о своем крещении и о Церкви, подчеркнул проповедник Папского дома.

21 декабря 2018, 13:05