Cerca

Vatican News
Марракеш, мечеть Аль-Кутубия (XII век) Марракеш, мечеть Аль-Кутубия (XII век) 

Две жизни Мухаммеда Бальдассарре Лойолы S.J.

В преддверии апостольского визита Папы Франциска в Марокко в Папском Григорианском университете состоялась конференция, посвященная иезуиту - выходцу из этой земли.

Ольга Сакун - Град Ватикан

Центр межрелигиозных исследований Папского Григорианского университета провёл 11 марта научную конференцию «От ислама до Общества Иисусова: две жизни Мухаммеда-Бальдассарре Лойолы Мандеса S.J.». Немногочисленные исследователи, занимающиеся изучением это уникальной личности – марокканского принца, который обратился в христианство и вступил в орден иезуитов, - поделились результатами своих находок в архиве Григорианского университета.

Мухаммед Мулей эль-Аттаз, – такое имя он носил в своей «первой» жизни, – был похищен рыцарями Святого Иоанна на пути в Мекку. Пять лет его держали в заключении на Мальте, где после особого видения он уверовал в Христа и был крещен 31 июля 1656 года, в сотую годовщину смерти Игнатия Лойолы. Его кандидатура обсуждалась на XI Общей конгрегации Общества Иисусова, и в 1661 году он был принял в новициат Святого Андрея аль-Квиринале. Бальдассарре был рукоположен в пресвитеры уже через два года, в 1663 году. Таким образом началась его «вторая» жизнь, которая продлилась недолго, до его кончины в 1667 году в Мадриде. Все эти годы он неустанно посвящал проповеди и обращению грешников.

Благодаря истории марокканского принца-иезуита и его сочинений мы можем узнать о типичном подходе тогдашнего Общества Иисусова к исламу и то, как сам он относился к исламу после своего обращения. Наибольший интерес представляют в этом смысле несколько писем и одна молитва, сохранившиеся в историческом архиве «Грегорианы». Эти тексты, написанные на итальянском, латинском и арабском языках, свидетельствуют о том, что за кратчайший срок Бальдассарре сумел освоить не только христианское учение, но и традиционную католическую риторику.

В тексте молитвы мы видим пылкие, но также и иронические ноты. О своих бывших единоверцах он пишет, что они терпят муки, блуждая во тьме, называет их слепцами, которые двигаются бесцельно. Вместе с тем текст наполнен словами сострадания, и можно понять, что единственная забота автора – спасение этих несчастных душ.

Совсем иной тон присущ письмам Мухаммеда Бальдассарре Лойолы, адресованным знакомым мусульманам. В ответ на их недоумение и сомнения в искренности его веры он вступает в доктринальный спор, используя более дружеский и сердечный тон.

В этих письмах встречаются отрывки из Корана на итальянском языке: Мухаммед Бальдассарре переводит их с небольшими, но весьма значимыми поправками. Так, в них отсутствует типичное выражение, сопровождающее описание чудес Иисуса: «с позволения Аллаха». Тем самым Бальдассарре хотел показать, что Божественность Христа и некоторые христианские учения присутствуют и в священном тексте ислама. Даже если учесть адресатов, исторический и литературный контекст появления этих сочинений, с таким видением других религий и в особенности ислама нельзя согласиться. Тем не менее – к такому выводу пришли участники конференции - история Бальдассарре интересна с точки зрения духовного пути, и она отражает определенный этап в религиозных отношениях между христианством и исламом.

22 марта 2019, 11:08